Пришивший девушке руки врач рассказал историю, которая происходила в операционной

Многие уже слышали разлетевшуюся по сети историю молодой женщины по имени Маргарита Грачева, которой ревнивец-муж во время очередной ссоры лишил ее обеих рук.

Однако мало кто знает подробности того, какой подвиг совершили хирурги, всеми силами пытающиеся вернуть конечности пострадавшей.

Тимофей Сухинин, микрохирург-травматолог, врач высшей категории с более чем двадцатилетним стажем, который оперировал Маргариту, рассказал, что это был один из самых страшных случаев в практике его и его коллег. Молодая, привлекательная и здоровая женщина в одночасье стала инвалидом – и эта трагедия произошла по вине когда-то любимого и близкого человека.

Этот день хирург легко вспоминает и по сей день: в полдень ему сообщил по телефону заведующий, о том, что поступила женщина с ампутацией левой и правой кистей. И уже спустя час Грачева была доставлена в операционный зал.

Интересная подробность: многие хирурги предпочитают оперировать, включая музыкальным фоном произведения любимых исполнителей. Так вот, сказал Сухинин, та операция прошла в полной тишине – настолько маленький коллектив их команды был шокирован произошедшим насилием.

Девять часов продолжалось спасение руки Маргариты. Приходилось работать с микроскопом, кропотливо сшивая и оживляя вновь каждый нерв, каждый кровеносный сосуд отрезанной руки. Правда, удалось сохранить лишь одну руку, но и это позволило назвать Сухинина чудотворцем, а саму операцию – поистине уникальной.

Однако сам Тимофей Юрьевич не причисляет успех этой операции к невероятным событиям. По его словам, отделение, в котором он продолжает трудиться и по сей день (оно относится к Московской клинике имени М.Е. Жадкевича), создано специально для подобного рода восстановительной хирургии. Когда-то оно было единственным на всю страну, но сегодня, на фоне год от года сокращающегося финансирования микрохирургия продолжает терять лучших специалистов: многие врачи покинули отрасль и подались в пластическую хирургию, которая стала для них гораздо более прибыльным занятием. «Конечно, – высказался по этому поводу Сухинин, – это гораздо более выгоднее, чем сидеть 9 часов в операционной и пришивать пальцы, например, иностранцу-гастарбайтеру, который на стройке что-то себе отпилил».

И, как итог: в настоящее время найдется не так уж и много специалистов уровня Сухинина. Попади женщина в другую больницу, не факт, что молодая мать смогла бы когда-либо прикоснуться к своим детям. Кстати подмосковные медики, к которым сначала попала Рита, так и сделали – они обработали и просто зашили раны, превратив руки в культи. Хорошо, что кисти нашли, и пациентку оперативно доставили в московскую клинику.

Печально, говорит Тимофей Юрьевич, что, по мнению большинства, в «пришивании» отрезанных пальцев или рук есть нечто, что не позволяет признать подобные операции высшим классом микрохирургии. Да, конечно, пациент и без конечностей, вполне способен существовать. От вопроса, «будет ли считаться такая жизнь полноценной, и принесет ли она радость человеку» большинство старается уклониться. По крайней мере, до тех пор, пока такое горе не постигло их самих или близких им людей.

Между тем, операция по «оживлению» утраченной руки – одна из самых сложных, и врачи, выполняющие ее, выступают сразу в нескольких хирургических ипостасях. На самом первом этапе они – травматологи, которые соединяют кости и сухожилия. Затем приходит очередь сосудистой хирургии, ведь необходимо тщательно восстановить все нарушенные кровеносные ходы. Третий этап наисложнейший: врачам приходится сшивать нервные волокна, и это уже под силу только нейрохирургам. Заключительная часть операции – пластика кожи, которая также требует определенного мастерства. Надо ли говорить о том, что ошибись врач хотя бы в одном движении, прояви небрежность или легкомыслие, и вернувшаяся к хозяину рука либо останется неподвижной, либо лишь частично восстановит свои функции даже в процессе последующей реабилитации.

Кстати поэтому Сухинин имеет сертификаты как хирург по всем перечисленным специальностям, и ему даже удалось преодолеть целый ряд различных инстанций, чтобы их подтвердить.

После операции Рита проходит реабилитацию. К сожалению, это довольно длительный процесс. Нервам женщины предстоит заново «дорасти» до кончиков пальцев, лишь тогда ее рука сможет частично выполнять осязательную функцию. Но случится это не ранее, чем через 5 месяцев. Этот этап, по мнению врача, самый важный. Далее уже все будет зависеть от самой женщины и ее настойчивости в разработке руки.

Да, это совсем не просто – взять и пришить руку. И никакого волшебства тут нет. А есть умение хирурга и последующий совместный труд и врача, и пациента.

По материалам